beyaz.az

Haqqinda.az

Axtardığın haqqında - Hər gün yeni məlumat öyrən

Грустная история.....

Она
стояла на
платформе вокзала и ждала
его поезд. Он должен был
приехать. Она ждала уже
час. Была зима, и она жутко замёрзла. Она приехала на
час раньше до прибытия
поезда, потому что очень
боялась опоздать. Она
ждала его возвращения
уже целых два года. И вот, наконец, он возвращается.
Сердце вырывалось из
груди, она сильно
волновалась. В армию он
уходил совсем мальчишкой,
какой он интересно стал. Говорят, война ломает
людей. Но он сильный, он
справится с ней. Она
верила, что с ним всё
хорошо. Главное что он
вернулся. Наконец то вернулся. Теперь всё будет
хорошо.
Выходя из вагона, он шарил
глазами по платформе.
Большая спортивная сумка
за всё цеплялась, и её
приходилось вечно
поправлять, но это было не важно. Сейчас он увидит её,
снова увидит, прошло
столько времени. Он
помнил её лицо только по
тем фотографиям, которые
она присыла ему в армию. Большинство фоток он
потерял на войне. Но одну
он всегда таскал с собой в
кармане формы. Он верил,
что она оберегает его.
Кровавыми руками он часто доставал эту самую
фотографию.
И в
промежутках между боями
он смотрел на неё, это
единственное что
удерживало его от
самоубийства или какой- нибудь глупости. Он должен
был вернуться к ней. Она
ждала его. И он сдержал
слово. Его демобилизовали
раньше срока, на то были
свои причины. Месяц, проведённый в плену, что-
то всё-таки, значит для
командования. Его
отпустили домой.
Он не
знал, как она теперь
выглядит. Может быть, она
сильно изменилась, а
может, осталась всё такой
же хулиганистой девчонкой, которая
подшучивала над ним в
детстве.
- Привет! Ты наконец
вернулся! – он обернулся и
она бросилась ему на шею. Она целовала его и боялась
отпустить. Она слишком
долго его ждала, что бы
опять потерять. Его сумка
валялась рядом, фиг с ней,
она больше не нужна, даже если выкинуть её, всё, что в
ней есть, можно
переложить в карманы.
Он
сам не знал, зачем взял
такую большую. Он снова
чувствовал запах её волос и
видел её глаза. Остальное
не важно. Он дома. - Идём скорей, а то ты
замёрзнешь! – она тащила
его за руку в здание
вокзала. На нём была лёгкая
камуфляжная, армейская
куртка, такого же цвета штаны и высокие ботинки.
На руках были перчатки. -
Зачем тебе перчатки? Ты бы
лучше там шапку выпросил.
– она трепала его
стриженную голову, - смотри какой ты лысый! Ну,
ничего, скоро ты
обрастёшь. Я не дам тебе
стричься. Помнишь, какой
ты был в школе?... Она
говорила не переставая. Он вспоминал школьные годы
и улыбался. Всё было так
тихо и мирно.
Тогда он судил о
человеческой жизни по
фильмам в кинотеатрах. Это
было так давно… Прошла
целая вечность.
Они медленно шли к метро. Она держала его под руку и
не отпускала ни на секунду.
Он чувствовал, как она
боялась замолчать. Как
только она замолкала, сразу
повисала тишина. А он молчал. И она снова
говорила и говорила.
- Ты знаешь, у меня
осталось ещё очень много
конвертов и тетрадок для
писем тебе. Я их все выкину! Они больше не
нужны. Почта там работает
плохо, но по датам писем
он видел, что она писала по
два, а то и по три письма в
день. Это грело душу, там письма особенно ценятся. –
Хорошо, что ты вернулся
раньше. Кстати, а почему? В
своих письмах ты не писал,
почему тебя отпускают
раньше. Хотя я спрашивала тебя.
Да так… Я потом как-
нибудь расскажу, сейчас не
то настроение.
- Хорошо. Ой! Смотри, розы!
– она обожает розы. Ещё в
школе, когда он об этом узнал, он дарил ей одну,
клянчил деньги у мамы и
дарил, редко, но ей было
приятно. На что её папа
очень ругался. Школьница
приходила домой с розой, это не правильно. Папа
часто допрашивал её, кто
ей дарит цветы, но она не
говорила. Он совсем не
знал её отца. Только редко
видел на улице, когда тот шёл или возвращался с
работы.
Постой тут, я быстро! – он
оставил её на тротуаре, а
сам вбежал в цветочный
магазин. Она видела его
через стеклянный фасад
магазина, он стоял перед продавщицей и показывал,
какие розы он хочет в
букет. Её руки сжались у
груди, может быть это и
есть счастье? Он вернулся.
Он жив. Он здоров. Он не покалечен. И сейчас он
покупает ей цветы. Её
любимые цветы. Пурпурные
розы.
Она смотрела на него и
готова была прыгать от
счастья. И даже крики ужаса
где-то в стороне не
отвлекли её внимание от
него. Резкий визг тормозов заставил её повернуть
голову в сторону. Она не
успела даже пошевелится…
…До неё было всего два
шага. Он видел её тело
лежащее на асфальте в неестественной позе. Он
много раз видел такие тела.
Там, на войне. Он даже не
обращал внимание на них,
там на войне. Он таскал их
много раз за руки и за ноги, там на войне. Но всё это
было, ТАМ! Как же так? Тут
нет войны. Может, всё это
кажется. Может он всё ещё
лежит в госпитале после
тяжёлого ранения и у него бред. Проснуться! Срочно
проснутся! Но видение не
уходило. Она лежала на
животе. Вокруг головы
растекалось бурое пятно
крови. Опять кровь. Опять смерть!
- Нет! Только не она! – он
упал перед ней на колени и
перевернул тело. Носом и
ртом шла кровь. Он
попытался взять её на руки,
но её голова опрокинулась назад через его руку, шея
была сломана. Он
осторожно взял её голову и
положил себе на плечо. Она
была мертва.
Он смотрел в небо, оно такое же, как там. Там где
он совсем недавно был. И
так же он держал своих
мёртвых бойцов. И так же
текли слёзы. Но там было
понятно, почему люди умирали, но тут! Она ждала
его два года. Ну неужели
только для того что бы его
встретить и умереть?... На
войне кажется что здесь, на
гражданке люди не умирают. Что здесь всё
хорошо. Хочется, скорей
вернутся. Вернутся, но не
так… Он был весь в крови,
это её кровь, её жизнь, и
сейчас она покидает её. Её глаза закрыты, и она
больше не когда их не
откроет.
Она больше не когда не
засмеётся и не скажет что
он Бука. Она больше не
увидит любимые розы…
Если бы он не вернулся,
этого бы не было. Мысли разрывали его, хотелось
орать во всё горло. Если бы
он не вернулся! Ведь если
бы не он, она бы не
приехала в этот день на
вокзал и не стояла бы в этом проклятом месте
именно в тот момент. Если
бы он не вернулся, она
была бы жива. Он хотел всё
исправить. Вернуть время и
специально, там, напороться на пулю.
Наброситься в плену на
зверя и пусть бы его
прирезали. Или просто
приподнять голову, когда
их обстреливали, это так просто. И она была бы
жива… Он гладил её по
голове и плакал. А ведь он
так долго ждал, чтобы
встретиться с ней, ради неё
он жил.
Он не чувствовал холода.
Пронзающий ветер
продувал насквозь его
лёгкую куртку. Она была
чёрного цвета и джинсы
чёрные и ботинки. Он не хотел специально одевать
всё чёрное, но так
получилось. Его было
прекрасно видно на
свежем снегу. Он теребил в
руках вязанною шапку, которую купил только
сегодня утром. Он смотрел
на похороны издалека.
Смотреть на любимою в
гробу было самым большим
наказанием на свете.
Он ждал, когда родные
простятся с ней. Им нельзя
мешать. Да и он, совсем не
вписывался в процессию,
состоящую из
многочисленных бабушек, тётушек и двоюродных
сестёр. Из всех
присутствующих на
похоронах, он знал только
её отца и то, знаком с ним
он не был. Позже он простится с ней наедине. Он
скажет ей всё, что не успел
сказать. Он расскажет, как
вера в её любовь давала
ему силы сделать
последний рывок, что бы выжить. Что бы ещё раз
взглянуть в её глаза. Он
расскажет, как по много раз
перечитывал её письма,
чтобы не озвереть, сидя в
разрушенном городе под пулями. Как он
всматривался в её фото, что
бы хоть как-то унять боль
от очередного ранения.
А пока, он ждал. Ждал
последней встречи с ней.
Чтобы проститься навсегда.
Родственники стали
расходиться, фигуры
отделялись от общей толпы, по две или по три.
Все расходились не вместе.
Мимо проходила очередная
пожилая пара.
- Она была так молода. Вся
жизнь впереди. Бедный ребёнок, – старушка
вытирала слёзы.
- Так распорядился бог.
Ничего не поделаешь, – дед
пытался её успокоить, но
надо было успокаивать его. Слёзы он уже не вытирал,
без толку.
Могилу давно закопали, но
её отец всё стоял. Он
смотрел на чёрную
могильную плиту и смотрел
на фотографию своей
дочери, на ней она весело улыбалась. За спиной
послышались шаги. Кто-то
подошёл и встал рядом.
- Я тебя знаю. Ты тот самый,
которого она ждала и
любила, – сказал отец, не отводя глаз от плиты, – Она
слишком сильно тебя
любила.
Парень молчал. У него не
было слов для него, он не
знал что ответить. - Я оставлю тебя с ней
наедине. Тебя она ждала и
хотела видеть больше всех
остальных. – Отец
развернулся и пошёл к
выходу с кладбища. – Вечером я тебя жду у нас
дома. Нам есть о чём
поговорить… ты мне теперь
как сын. И не смей себя
винить в её смерти! Ты не
виноват.
Несколько часов он стоял и
смотрел на могильную
плиту. Она казалась ему
большим крестом на его
жизни. Она перекрыла
дорогу дальше. Закрыла проход ко всем мечтам,
которые у него были.
Главных целей больше нет.
Начало темнеть. Он сам не
заметил, как встал на
колени и стал говорить с ней, ему казалось, что и она
с ним разговаривает. Он
что-то рассказывал ей,
захлёбывался в слезах и
путал слова, а она отвечала
ему. Слёзы замерзали у него на щеках. Ног он уже не
чувствовал. Руки в
перчатках крепко держали
вязаную шапку. Пальцы без
ногтей от холода, ныли
тягучей болью. Когда ему вырыли ногти в плену, было
не так больно как сейчас.
При встрече говорила она, а
теперь не замолкал он. Он
боялся, что как только он
замолчит, она сразу же исчезнет, навсегда. И он
говорил, говорил и говорил.
Он рассказывал ей всё
подряд. Стало совсем
темно…
Медсестра Аня была совсем
молодой. Её не так давно
посадили на скорую
помощь, ей нравилось
помогать людям, попавшим
в беду. Но тут было не кому помогать. Она не стала
подходить к свежей могиле,
у которой на коленях сидел
трупп молодого парня. Она
смотрела на него и на фото
на могильной плите. Аня не видела лица парня.
- Как же он её любил, –
пробормотал уже пьяный
сторож. И пошёл к могиле.
Врач осматривал тело.
- Зови мужиков, и тащите носилки, он к земле
примёрз. – Сторож побежал
к машине скорой помощи.
Аня вытирала слёзы
платком. Тушь размазалась
вокруг глаз. - Теперь они вместе… теперь они будут
счастливы, я это точно
знаю! По-другому не может быть!


Tarix: 19.11.2013 / 04:08 Müəllif: Akhundoff Baxılıb: 55 Bölmə: Sevgi varmı?