beyaz.az

Haqqinda.az

Axtardığın haqqında - Hər gün yeni məlumat öyrən

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Сегодня я с большой охотою

Сегодня я с большой охотою
Распоряжусь своей субботою,
И если Нинка не капризная,
Распоряжусь своею жизнью я.

— Постой, чудак! Она ж наводчица!

Зачем? — Да так! Уж очень хочется!
— Постой, чудак! У нас компания,
Пойдем в кабак, зальем желание.

— Сегодня вы меня не пачкайте,
Сегодня пьянка мне до лампочки,
Сегодня Нинка соглашается,
Сегодня жизнь моя решается.

— Ну, и дела же с этой Нинкою,
Она жила со всей Ордынкою,
И с нею спать — ну кто захочет сам?
— А мне плевать, мне очень хочется.

Сказала — любит. Все, заметано.
— Отвечу рупь за сто, что врет она,
Она ж сама ко всем ведь просится…
— А мне чего, мне очень хочется.

— Она ж хрипит, она же Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Все Позади — и Кпз

Все позади — и КПЗ, и суд,
И прокурор, и даже судьи с адвокатом,-
Теперь я жду, теперь я жду -
Куда, куда меня пошлют,
Куда пошлют меня работать за бесплатно.

Мать моя — давай рыдать,
Давай думать и гадать,
Куда, куда меня пошлют.
Мать моя — давай рыдать,
А мне ж ведь, в общем, наплевать,
Куда, куда меня пошлют.

До Воркуты идут посылки долго,
До Магадана — несколько скорей,-
Но там ведь все, но там ведь все -
Такие падлы, суки, волки,-
Мне передач не видеть, как своих ушей.

Мать моя — давай рыдать,
Давай думать и гадать,
Куда, куда меня пошлют.
Мать моя — давай рыдать,
А мне ж ведь, в общем, наплевать,
Куда, куда меня пошлют.

И вот уж слышу Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Холера

Не покупают никакой еды —
Все экономят вынужденно деньги:
Холера косит стройные ряды,-
Но люди вновь смыкаются в шеренги.

Закрыт Кавказ, горит «Аэрофлот»,
И в Астрахани лихо жгут арбузы,-
Но от станка рабочий не уйдет,
И крепнут как всегда здоровья узы.

Убытки терпит целая страна,
Но вера есть, все зиждется на вере,-
Объявлена народная война
Одной несчастной, бедненькой холере.

На трудовую вахту встал народ
В честь битвы с новоявленною порчей,-
Но пасаран, холера не пройдет,
Холере — нет, и все, и бал окончен!

Я погадал вчера на даму треф,
Назвав ее для юмора холерой,-
И понял я: холера — это блеф,
Она теперь мне кажется химерой.

Во мне теперь прибавилось ума,
Себя я ощущаю Гулливером,
И понял я: холера — не чума,-
У каждого Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Видно, Острая Заноза

Видно, острая заноза
В душу врезалась ему,-
Только зря ушел с колхоза -
Хуже будет одному.

Ведь его не село
До такого довело.

Воронку бы власть — любого
Он бы прятал в «воронки»,
А особенно — Живого,-
Только руки коротки!

Черный Ворон, что ты вьешься
Над Живою головой?
Пашка-Ворон, зря смеешься:
Лисапед еще не твой!

Как бы через село
Пашку вспять не понесло!

Мотяков, твой громкий голос
Не на век, не на года,-
Этот голос — тонкий волос,-
Лопнет раз и навсегда!

Уж как наше село
И не то еще снесло!

Петя Долгий в сельсовете -
Как Господь на небеси,-
Хорошо бы эти Пети
Долго жили на Руси!

Ну а в наше село
Гузенкова занесло.

Больно Федька загордился,
Больно требовательным стал:
Ангел с неба появился -
Он и ангела прогнал!

Ходит в наше Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Мне судьба — до последней черты

Мне судьба — до последней черты, до креста
Спорить до хрипоты (а за ней — немота),
Убеждать и доказывать с пеной у рта,
Что — не то это все, не тот и не та!
Что — лабазники врут про ошибки Христа,
Что — пока еще в грунт не влежалась плита,-
Триста лет под татарами — жизнь еще та:
Маета трехсотлетняя и нищета.
Но под властью татар жил Иван Калита,
И уж был не один, кто один против ста.
намерений добрых и бунтов тщета,
Пугачевщина, кровь и опять — нищета…
Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта,-
Повторю даже в образе злого шута,-
Но не стоит предмет, да и тема не та,-
Суета всех сует Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Два Судна

Всему на свете выходят сроки,
А соль морская — въедлива как черт,-
Два мрачных судна стояли в доке,
Стояли рядом — просто к борту борт.

Та, что поменьше, вбок кривила трубы
И пожимала боком и кормой:
«Какого типа этот тип? Какой он грубый!
Корявый, ржавый — просто никакой!»

В упор не видели друг друга
Оба судна
И ненавидели друг друга
Обоюдно.

Он в аварийном был состоянье,
Но и она — не новая отнюдь,-
Так что увидишь на расстоянье -
С испуга можно взять и затонуть.

Тот, что побольше, мерз от отвращенья,
Хоть был железный малый, с крепким дном,-
Все двадцать тысяч водоизмещенья
От возмущенья содрогались в нем!

И так обидели друг друга
Оба судна,
Что ненавидели друг друга
Обоюдно.

Прошли недели,- их подлатали,
По ржавым швам Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Я не люблю

Я не люблю фатального исхода.
От жизни никогда не устаю.
Я не люблю любое время года,
Когда веселых песен не пою.

Я не люблю холодного цинизма,

В восторженность не верю, и еще,
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор.

Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу,
Или, когда все время против шерсти,
Или, когда железом по стеклу.

Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза!
Досадно мне, коль слово «честь» забыто,
И коль в чести наветы за глаза.

Когда я вижу сломанные крылья,
Нет жалости во мне и неспроста —
Я не люблю насилье Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Дурацкий Сон

Дурацкий сон, как кистенем,
Избил нещадно.
Невнятно выглядел я в нем
И неприглядно.

Во сне я лгал и предавал,
И льстил легко я…
А я и не подозревал
В себе такое.

Еще сжимал я кулаки
И бил с натугой,
Но мягкой кистию руки,
А не упругой.

Тускнело сновиденье, но
Опять являлось.
Смыкались веки, и оно
Возобновлялось.

Я не шагал, а семенил
На ровном брусе,
Ни разу ногу не сменил,-
ТрусИл и трУсил.

Я перед сильным лебезил,
Пред злобным гнулся.
И сам себе я мерзок был,
Но не проснулся.

Да это бред — я свой же стон
Слыхал сквозь дрему,
Но это мне приснился сон,
А не другому.

Очнулся я и разобрал
Обрывок стона.
И с болью веки разодрал,
Но облегченно.

И сон повис на потолке
И распластался.
Сон в руку ли? И вот в руке
Вопрос Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — По Речке Жизни Плавал

По речке жизни плавал честный Грека
И утонул, а может — рак настиг.
При Греке заложили человека -
И Грека заложил за воротник.

В нем добрая заложена основа -
Он оттого и начал поддавать,-
«Закладывать» — обычнейшее слово,
А в то же время значит — «предавать».

Или еще пример такого рода:
Из-за происхождения взлетел,-
Он вышел из глубинки, из народа,
И возвращаться очень не хотел.

Глотал упреки и зевал от скуки,
Что оторвался от народа — знал,-
Но «оторвался» — это по науке,
А по жаргону это — «убежал». Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Сегодня в нашей комплексной бригаде

Сегодня в нашей комплексной бригаде
Прошел слушок о бале-маскараде.
Раздали маски кроликов,
Слонов и алкоголиков,
Назначили все это в зоосаде.

- Зачем идти при полном при параде?
Скажи мне, моя радость, христа ради! —
Она мне: — Одевайся!
Мол, я тебя стесняюся,
Не то, мол, как всегда, пойдешь ты сзади.

— Я платье, говорит, взяла у Нади,
Я буду нынче как Марина Влади!
И проведу, хоть тресну я,
Часы свои воскресные
Хоть с пьяной твоей мордой — но в наряде.

Зачем же я себя утюжил, гладил?
Меня поймали тут же, в зоосаде.
Ведь массовик наш Колька
Дал мне маску алкоголика,
И «на троих» зазвали меня дяди.

Я снова очутился в зоосаде.
Глядь — две жены, ну две Марины Влади!
Одетые животными,
С двумя же Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Не Гуди Без Меры

Не гуди без меры,
Без причины,-
Милиционеры
Из машины
Врут
Аж до хрипоты,-
Подлецам
Сигнальте не сигнальте -
Пол-лица
Впечаталось в асфальте,-
Тут
Не до красоты.

По пути — обильные
Проулки,-
Все автомобильные
Прогулки
Впредь
Надо запретить.
Ну а на моем
На мотоцикле
Тесно вчетвером,
Но мы привыкли,
Хоть
Трудно тормозить.

Крошка-мотороллер -
Он прекрасен,-
Пешеход доволен,-
Но опасен -
МАЗ
Или «пылесос».
Я на пешеходов
Не в обиде,
Но враги народа
В пьяном виде -
Раз!-
И под колесо.

Мотороллер — что ж,
Он на излете
Очень был похож
На вертолетик,-
Ух,
И фасон с кого!
Побежать
И запатентовать бы,-
Но бежать
Нельзя — лежать до свадьбы
У
Склифосовского! Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Странная Сказка

В Тридевятом государстве
(Трижды девять — двадцать семь)
Все держалось на коварстве,
Без проблем и без систем.

Нет того, чтобы сам воевать!
Стал король втихаря попивать,
Расплевался с королевой,
Дочь оставил старой девой,
А наследник пошел воровать.

В Тридесятом королевстве
(Трижды десять — тридцать, что ль?)
В добром дружеском соседстве
Жил еще один король.

Тишь да гладь, да спокойствие там,
Хоть король был отъявленный хам,
Он прогнал министров с кресел,
Оппозицию повесил
И скучал от тоски по делам.

В Триодиннадцатом царстве
(То бишь, в царстве тридцать три)
Царь держался на лекарстве:
Воспалились пузыри.

Был он милитарист и вандал,
Двух соседей зазря оскорблял,
Слал им каждую субботу
Оскорбительную ноту,
Шел на международный скандал.

Тридцать третьем царь сказился:
Не хватает, мол, земли.
На соседей покусился —
И взбесились короли.

— Обуздать его, смять! — Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — А Люди Все Роптали

А люди все роптали и роптали,
А люди справедливости хотят:
- Мы в очереди первыe стояли,
А те, кто сзади нас, — уже едят.

Им объяснили, чтобы не ругаться:
- Мы просим вас, уйдите, дорогие!
Те, кто едят, ведь это — иностранцы,
А вы, прошу прощенья, кто такие?

А люди все роптали и роптали,
А люди справедливости хотят:
- Мы в очереди первыe стояли,
А те, кто сзади нас, — уже едят.

Но снова объяснил администратор:
- Я вас прошу, уйдите, дорогие!
Те, кто едят, ведь это — делегаты,
А вы, прошу прощенья, кто такие?

А люди все роптали и роптали,
А люди справедливости хотят:
- Мы в очереди первыe стояли,
А те, кто сзади нас, — уже едят. Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — А мы Живем в Мертвящей

А мы живем в мертвящей пустоте,-
Попробуй надави — так брызнет гноем,-
И страх мертвящий заглушаем воем -
И те, что первые, и люди, что в хвосте.

И обязательные жертвоприношенья,
Отцами нашими воспетые не раз,
Печать поставили на наше поколенье -
Лишили разума и памяти и глаз. Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Агент 007

Себя от надоевшей славы спрятав,
В одном из их Соединенных Штатов,
В глуши и дебрях чуждых нам систем
Жил-был, известный больше, чем Иуда,
Живое порожденье Голливуда,
Артист Джеймс Бонд, шпион, агент-07.

Был этот самый парень звезда — ни дать ни взять,
Настолько популярен, что страшно рассказать.
Да шуточное ль дело? Почти что полубог.
Известный всем Марчелло в сравненьи с ним — щенок!

Он на своей, на загородной вилле
Скрывался, чтоб его не подловили
И умирал от скуки и тоски.
А то, бывало, встретят у квартиры,
Набросятся и рвут на сувениры
Последние штаны и пиджаки.

Вот так и жил, как в клетке. Ну а в кино потел.
Различные разведки дурачил, как хотел.
То ходит в чьей-то шкуре, то в пепельнице Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Аквалангисты

Нас тянет на дно, как балласты,
Мы цепки, легки, как фаланги,
А ноги закованы в ласты,
А наши тела — в акваланги.

В пучину не просто полезли,
Сжимаем до судорог скулы,
Боимся кесонной болезни,
И, может, немного — акулы.

Замучила жажда, воды бы!..
Красиво здесь? Все это сказки!
Здесь лишь пучеглазые рыбы
Глядят удивленно нам в маски.

Понять ли лежащим в постели?
Изведать ли ищущим брода?
Нам нужно добраться до цели,
Где третий наш — без кислорода.

Мы плачем, пускай мы мужчины,
Застрял он в пещере кораллов.
Как истинный рыцарь пучины,
Он умер с открытым забралом.

Пусть рок оказался живучей -
Он сделал что мог и что должен.
Победу отпраздновал случай.
Ну, что же, мы завтра продолжим! Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Антисемиты

Зачем мне считаться шпаной и бандитом -
Не лучше ль податься мне в антисемиты:
На их стороне хоть и нету законов,-
Поддержка и энтузиазм миллионов.

Решил я — и, значит, кому-то быть битым,
Но надо ж узнать, кто такие семиты,-
А вдруг это очень приличные люди,
А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!

Но друг и учитель — алкаш в бакалее -
Сказал, что семиты — простые евреи.
Да это ж такое везение, братцы,-
Теперь я спокоен — чего мне бояться!

Я долго крепился, ведь благоговейно
Всегда относился к Альберту Эйнштейну.
Народ мне простит, но спрошу я невольно:
Куда отнести мне Абрама Линкольна?

Средь них — пострадавший от Сталина Каплер,
Средь них — уважаемый мной Чарли Чаплин,
Мой друг Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Ах, Откуда у Меня

Ах, откуда у меня грубые замашки?!
Походи с мое, поди даже не пешком…
Меня мама родила в сахарной рубашке,
Подпоясала меня красным ремешком.

Дак откуда у меня хмурое надбровье?
От каких таких причин белые вихры?
Мне папаша подарил бычее здоровье
И в головушку вложил не «хухры-мухры»

Начинал мытье мое я с Сандуновских бань я, -
Вместе с потом выгонял злое недобро.
Годен — в смысле чистоты и образованья,
Тут и голос должен быть — чисто серебро.

Пел бы ясно я тогда, пел бы я про шали,
Пел бы я про самое главное для всех,
Все б со мной здоровкались, все бы меня прощали,
Но не дал Бог голоса, — нету, как на грех!

Но воспеть-то хочется, да Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Баллада о Бане

Благодать или благословение
Ниспошли на подручных твоих -
Дай нам, Бог, совершить омовение,
Окунаясь в святая святых!

Все порок, грехи и печали,
Равнодушье, согласье и спор -
Пар, который вот только наддали,
Вышибает, как пули, из пор.

То, что мучит тебя, — испарится
И поднимется вверх, к небесам,-
Ты ж, очистившись, должен спуститься -
Пар с грехами расправится сам.

Не стремись прежде времени к душу,
Не равняй с очищеньем мытье,-
Нужно выпороть веником душу,
Нужно выпарить смрад из нее.

Исцеленье от язв и уродства -
Этот душ из живительных вод,-
Это — словно возврат первородства,
Или нет — осушенье болот.

Здесь нет голых — стесняться не надо,
Что кривая рука да нога.
Здесь — подобие райского сада,-
Пропуск всем, кто раздет донага.

И в предбаннике Ardı »

Владимир ВысоцкийВладимир Высоцкий — Баллада о борьбе

Сpедь оплывших свечей и вечеpних молитв,
Сpедь военных тpофеев и миpных костpов,
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастpоф.

Детям вечно досаден их возpаст и быт
И дpались мы до ссадин, до смеpтных обид
Hо одежды латали нам матеpи в сpок,
Мы же книги глотали, пьянея от стpок.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фpаз.
И кpужил наши головы запах боpьбы,
Со стpаниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь мы, не знавшие войн,
За воинственный клич пpинимавшие вой,
Тайну слова «пpиказ», назначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.

А в кипящих котлах пpежних войн и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов,
Мы на pоли пpедателей, тpусов, Ardı »